Сон #772

Рейтинг: +  14  −    |    13.02.2012 12:49    |    Комментарии
Приснилось, что я с каким-то парнем, его звали то ли Витя, то ли Володя, плывём по какому-то водоёму. Судя по всему, это не мой парень, либо просто друг, либо недавно познакомились. Водоём — нечто вроде речки с очень мутной, абсолютно непрозрачной тёмно-зелёной водой. И берега — как очень высокие, намного выше человека, отвесные стены из мокрой земли или ила. Плывём на какой-то непрочной, маленькой фиговине вроде плота, как древесина, светлого цвета, только достаточно хрупкая.

И тут эта штуковина ломается, или от неё кусок отломался, но мы с Витей-Володей в воду не упали, тем не менее нужно было найти новое плавсредство. Мы слезли с плота, воды было неглубоко, максимум до груди мне. Как раз рядом, возле берега-стены, было несколько таких же хреновин как та, на которой мы плыли, но они все были меньше раза в два, чем наша, и ломались, как только мы их брали.

Рядом на таком же плоте, только побольше, было несколько рыбаков. Они удили рыбу стоя, на плоту им было достаточно тесно, никаких вёдер для рыбы у них видно не было, и при нас они не поймали ни одной рыбы. И тут Витя-Володя утонул. Как-то быстро, то ли оступился, то ли ещё как-то, но ушёл под воду и сразу же затих. И у меня даже не возникло мысли, что человек не тонет сразу, что ещё можно было его спасти, вытащить. И рыбаки ноль внимания, хотя я их в этот момент не видела, но они были рядом, должны были видеть.

Потом я оказываюсь дома. В моей комнате несколько человек, и хотя моя комната маленькая, но в ней из-за них не тесно, они все как будто на заднем плане, и кто-то один сидит за столом, что-то пишет, наверное, протокол, т. к. все эти люди здесь из-за смерти Вити-Володи, это то ли милиция, то ли что-то в этом роде. Но меня почему-то ни о чём не спрашивают.

Я сижу на диване. Ко мне подсаживается мой одноклассник Рома, типа Витя-Володя был его другом. Мы с ним говорим, узнав, что мы были тогда вдвоём, Рома что-то такое ехидно говорит, типа прибрала к рукам парня. (Он и в жизни ехидный.) Не помню, что я ему ответила.

Потом он ушёл и ко мне подсел другой мой одноклассник, Антон, и он тоже дружил с Витей-Володей. Не помню, о чём именно мы говорили, но начали то ли смеяться, то ли ещё что-то такое, что молодой женский голос с «заднего плана» спросил: «А Витя (Володя) на вас не обидится, что он умер, а вы смеётесь?», и мы с Антоном ответили, что нет, типа он был молодой, весёлый, он нас поймёт.

Потом как будто я хожу по квартире, что-то делаю, и мне приходит в голову, что человек сразу не тонет, что я могла его вытащить или позвать на помощь рыбаков. И тут звонит будильник.

На протяжении всего сна после смерти Вити-Володи я чувствовала какую-то вину на себе за его смерть.